Как переселенцам получить компенсацию за разрушенные войной дома

Спустя 6 лет после начала вооруженного конфликта на Донбассе переселенцы, чьи дома были разрушены боевыми действиями, не могут получить за них компенсации. Кто-то из них пытается добиваться справедливости в украинских судах, поэтапно проходя все инстанции, кто-то – решает сразу подавать в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). По словам юристов, зачастую это – последняя надежда тех, кто потерял крышу над головой. Украинское законодательство, по их словам, так и не урегулировало должным образом вопрос возмещения убытков. Правда, в прошлом году появился документ, позволяющий переселенцам претендовать на компенсации за утраченную недвижимость. Но и в нем, как отмечают юристы, есть свои «подводные» камни, сегодня, 9 апреля, пишет «Радио Свобода».

Так, жительница Попасной (Луганская обл.) 50-летняя Виктория Петрова (фамилия женщины изменена по ее просьбе) потеряла крышу над головой в феврале 2015 года. В их одноэтажный дом на четыре хозяина попал снаряд. По ее словам, в тот момент людей в здании не было – все успели выехать, но сам дом был полностью разрушен.

Под рухнувшими стенами осталось все нажитое – бытовая техника, мебель, одежда, дорогие сердцу фотографии. «23 февраля 2015 года это было. Мы буквально только уехали. Был сильный обстрел, по всей округе. Звонят соседи: прямое попадание в одну из квартир, все загорелось. Выгорело все, до кирпича. Наживали-наживали, делали ремонт – и остаться без ничего, кто мог бы подумать. Ни чашки, ни ложки, ни фотографии», – рассказала переселенка.

Виктория с супругом нашли приют у родственников. Через четыре месяца ее муж умер. Женщине, лишившейся имущества и жилья, не осталось ничего другого, как пойти в суд.

Юристы помогли ей составить иск с требованиями о возмещении ущерба, причиненного в результате боевых действий. Ответчиком выступало государство Украина, поскольку это предусмотрено законом «О борьбе с терроризмом». Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили требования переселенки в полном объеме. Однако ее дело «зависло» в кассационной инстанции. По словам Виктории, оно там уже два года.

Тогда она обратилась в ЕСПЧ. «Так подумала: хоть какую-то копейку получить. Выйдет или не выйдет – я не знаю», – добавила переселенка.

Еще сложнее ситуация у 71-летней переселенки из временно неподконтрольного украинской власти Донецка Галины Ермоловой. Как рассказала женщина, их с мужем частный дом на окраине города, недалеко от аэропорта, тоже был полностью разрушен в 2015 году из-за обстрелов. Но претендовать на компенсацию семья не может, так как жилье находится на неподконтрольной Киеву территории. «Мы уехали из Донецка осенью 2014 года, потому что уже были попадания. Во время активных обстрелов мы сидели в подвале своего дома, ночевали. Но подвал не приспособлен для этого, он сырой, это был обычный погреб для засолки, если бы он рухнул, мы бы не могли выбраться. Обстрелы были, а потом дом сгорел. Нам выдали «акт разрушений». Дом восстановлению не подлежит», – рассказала Галина.

Галина Ермолова пыталась добиваться компенсации за дом в украинских судах, но ее иск, говорит женщина, не принял даже суд первой инстанции. По словам Галины, единственным выходом стала жалоба в ЕСПЧ. «В суде нам отказывали. Они даже не рассматривали. Прислали нам отписку. Относились к нам наплевательски. Вышел судья, так с улыбочкой: «А как вы докажете? Территория не контролируется!». А как я должна доказывать? Сам факт я не должна доказывать. Российская агрессия – это доказанный факт. Весь мир об этом знает! Посчитали. 870 тыс. грн компенсации. Туда и имущество посчитали. Иск к государству Украина. А потом – и к агрессору. А к кому нам обратиться? Мы же граждане Украины», – говорит Галина.

Сейчас пожилая пара живет в Днепре. За 5 лет сменили пять съемных квартир. Нынешняя обходится в 4,5 тыс. грн в месяц, что будет дальше – не знают. Галина отмечает, что надежда получить компенсацию за жилье с каждым годом все призрачней. «Иск мой пришел в Страсбург и зарегистрирован, пришла весточка. А будет ли он рассмотрен и когда – этого нет», – сказала женщина.

Как сообщила юрист общественной организации «Правозахисна група «СІЧ»» («Правозащитная группа «СИЧ»») Ксения Онищенко, вопрос возмещения убытков людям, которые потеряли свое жилье из-за вооруженного конфликта на Донбассе, в Украине законодательно не урегулирован. Она помогает переселенцам отстаивать их интересы в судах.

Юрист объясняет, что в июле 2019 года Кабмин внес определенные изменения в законодательство: жители Донбасса теперь могут получить компенсацию за жилье – для этого им нужно обращаться в специально созданные комиссии при областных государственных администрациях (ОГА). Однако, добавляет юрист, воспользоваться правом на получение выплаты смогут не все переселенцы, а только те, которые не покинули места проживания или переместились в пределах района. Ограничена и сумма компенсации – до 300 тыс. грн. «Если экспертная комиссия установила, что у человека были убытки в 800 тыс. грн, то на эти 800 тыс. он не может претендовать. Только в пределах этих 300 тыс. грн. Это первый минус. Также, по этому Порядку, за компенсацией могут обращаться только те лица, которые не выехали за пределы своего района. Также этим правом не могут воспользоваться внутренне перемещенные лица, у которых жилье было разрушено на неподконтрольной территории, например, в Донецке. Они не имеют никаких рычагов отстоять свои права! Мы обращались с иском в суд – суд говорит, что доказательства не могут быть исследованы. Наше законодательство оказалось не готово к таким случаям. На протяжении 6 лет ничего не было сделано – нет действенных норм, которыми человек бы мог воспользоваться. Не установлен орган, который бы отвечал за это, нет реестра разрушенного жилья, нет порядка – как человек должен действовать, доказывать», – пояснила Онищенко.

Юрист также обращает внимание, что если пострадавший решает получить денежную компенсацию от государства, воспользовавшись законодательными изменениями 2019 года, он автоматически теряет всякое право в дальнейшем обращаться в суд по этому вопросу. «Наше законодательство говорит – не больше 300 тысяч. Почему, из чего они исходили? Ведь у каждого человека было разное жилье, разные районы, области, достаток. У нас есть Гражданский кодекс, который говорит, что в полной мере должен возмещаться ущерб. Есть нормы, есть законы, но на их основании не хотят создать вспомогательные рычаги. Если бы эти люди смогли решить проблемы с жильем, перестать иметь статус ВПЛ, государство бы сбросило с себя балласт выплаты ежемесячных пособий переселенцам», – считает юрист.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *