Олег Поливанов: анализ избирательного кодекса

Весь прошлый год в Верховной Раде Украины шли ожесточенные бои за Избирательный кодекс. Президент Владимир Зеленский ветировал и вносил правки. К концу года Избирательный Кодекс попал в заботливые руки нового парламента.

На этот раз Кодекс, наконец, приняли. С 1 января он вступил в силу и ждет краш-теста в этом году на местных осенних выборах.

 Политическая безграмотность, увы, порождает уйму фальсификаций, возможностей для маневра, если мы просто не знаем, что и как. Избирательный кодекс – это правила игры на выборах, это основа реальной или фейковой демократии. В конце концов, это возможность реализовать свое первостепенное право в действительности.

Ох, не раз, и не два мы видели, как переписывают Закон, как тасуют правила перед выборами. Для начала посмотрим, что происходило накануне.

Поднимемся чуть выше над ситуацией. Принятие кодекса происходило при искусственно созданном ажиотаже. Вокруг «Новой Истории» выборов царила такая эйфория, что после его принятия суть документа уже никого не интересовала.

Однако, редакций было невероятное множество, за последние годы он изменился существенным образом. Да и, к слову сказать, конечный вариант – «тоже не эталон», как говорила Вера из к\ф «Служебный роман». Ведь территориально-административная реформа может внести свои коррективы, т.е. вынудить внести изменения в кодекс опять.

И так как мы играем. Или, как с нами играют.

Для начала кодекс предусмотрел для областных советов и советов крупных городов (от 90 тысяч человек населения) пропорциональную избирательную систему с региональными открытыми списками в многомандатных округах.

Считаем количество многомандатных округов: оно равно ближайшему меньшему целому числу от деления размера совета на 10, т.е. мандатов. К примеру, для Киева, где 120 мандатов, будет 12+-2 округа. Нарезку и количество определят вновь сформированные территориальные избирательные комиссии.

Партии подают единый областной/городской список (города 90 тыс+), очередность кандидатов фиксирована, как и его закрепление за одним из N многомандатных округов. Так кодекс регламентирует для партии N региональных списков в рамках единого областного/городского.

Для каждой пятерки (места с 1-го по 5-е, с 6-го по 10-е и т.д.) всех списков предусмотрена 40%-я гендерная квота. Это ещё одна победа международных стандартов в избирательном процессе с точки зрения чистоты демократического выбора. Говоря простым языком, в каждой пятерке не менее 2 мест отводится противоположному полу.

Избиратель в бюллетене отмечает партию, региональный список (от 5 до 12 кандидатов), которой он поддерживает, а также может дополнительно вписать номер конкретного кандидата из этого списка, которого он поддерживает (необязательно). При этом, в случае не проставленной галочки около номера кандидата (только партия), бюллетень так же засчитывается.

К распределению мандатов допускаются партии, набравшие в рамках всей области/города более 5% голосов.

Для распределения мандатов рассчитывается «избирательная квота» – число голосов, необходимых для получения одного мандата – она равна сумме всех голосов, подданных «за» преодолевшие барьер партии, деленной на количество мандатов совета.На первом этапе мандаты распределяются среди региональных списков партий.

Для каждого регионального списка число полученных мандатов рассчитывается как частное от деления всех набранных региональным списком голосов на избирательную квоту (региональную). При этом все округления производятся в сторону ближайшего наименьшего целого числа. Для персонального распределения мандатов в рамках региональных списков на этом этапе действует механизм открытых списков.

На втором этапе все «остаточные голоса» (появляются у каждой «проходной партии» из-за округлений в сторону меньшего целого числа на первом этапе) распределяются уже в рамках единого областного/городского списка в формате «закрытых списков» (персональная очередность фиксируется самой партией на этапе выдвижения кандидатов).

Что касается уровня выборов в сельских, поселковых, городских (до 90 тысяч человек населения) и районных советах в законе предусмотрена система с многомандатными округами (от 2-х до 4-х мандатов в округе).

Поговорим о размерах советов. Она практически осталась без изменений.

Численность избирателейРазмер совета
До 1 тысячи избирателей12 депутатов
1-3 тысячи избирателей14 депутатов
3-5 тысяч избирателей22 депутата
5-20 тысяч избирателей26 депутатов
20-50 тысяч избирателей34 депутата
50-100 тысяч избирателей36 депутатов
100-250 тысяч избирателей42 депутата
250-500 тысяч избирателей54 депутата
500-1000 тысяч избирателей64 депутата
1-2 миллиона избирателей84 депутатов
от 2 миллионов избирателей120 депутатов

А теперь подводная часть.

Города до 90 тысяч человек населения, районные, поселковые и сельские советы реально имеют существенно более высокий барьер: при базовом трёхмандатном округе для гарантированного прохождения кандидату нужно 25%+1 голос; в среднем, ориентировочно, может хватать 12-15% для третьего места. Если покороче, то интерес франшизе существенно снижается у партий с рейтингом до 10%. К слову, разделительная планка в 90 000 избирателей очевидно нуждается в снижении. Что и планируется осуществить в ближайшем будущем.

Подбираемся к 225й статье и главному барьеру для областных и городских (90 000+) советов. Размер денежного залога партий и кандидатов в мэры рассчитывается по формуле: «4 минимальных зарплаты на каждые 10 тысяч избирателей соответствующего совета».

Формулировка про «4 минимальные зарплаты на N избирателей» была взята из старого Закона, изменили лишь соотношение, стерев один ноль (вместо 4-х «минималок» на каждые 100 тысяч избирателей сделали «на 10 тысяч избирателей»). Десятикратное увеличение залога не ударит по крупным рейтинговым партиям, так как залог возвращается партиям, преодолевшим 5%-й барьер.

А давайте сопоставим суммы залога для местных (225 статья) и парламентских (156 статья) выборов: 

для местных советов введена формула «4 минималки на каждые 10 тысяч избирателей»для списков в Верховную Раду залог фиксирован в размере «1 тысяча минимальных зарплат»

Такие ценовые рамки, на наш взгляд, крайне излишни и нуждаются в пересмотре в сторону снижения. Такое снижение в 9 раз проголосовал парламент в первом чтении 30 апреля.

Партии.

Пожалуй, самый загадочный момент выборов. В недавнем прошлом мы воочию увидели, что из более 300 украинских партий — единицы имеют реальное представительство на уровне сел/поселков и могут/хотят подобрать команду кандидатов для выдвижения в округах. Новый кодекс не только не мотивирует развитие местного партийного строительства, а и притупляет его в городах 90 тыс минус:

– расширяется уровень, где в партийных франшизах нет особой необходимости: на двух из трех уровнях самоуправления (ОТГ и округа) кандидатам могут быть интересны буквально 2-3 партийные франшизы, тогда как остальным партиям будет особо нечего предложить местным группам влияния.

Показателен опыт состоявшихся 22 декабря 2019 года выборов в Донецкой ОТГ (Балаклейский район Харьковской области), на которых в 23-х округах из 26-ти победили самовыдвиженцы. Это значит, что у партий будет еще меньше аргументов в переговорах с кандидатами и стимулов опускаться на этот уровень партийного строительства.

– субъектом выдвижения в советы разных уровней может выступать областная организация партии (то есть, необходимость регистрировать ячейки в каждом районе и городе областного значения отпадает), а при любом «конфликте списков» между организациями права будет вышестоящая.

Открытость списков.

Для городов 90 тыс плюс кандидатов в региональных списках партии должно быть от 5-ти до 12-ти. Для «пограничных партий» де-факто механизм открытых списков не сработает, но он становится тем действеннее, чем выше результат у партии. Или можно сформулировать иначе: у каждой партии формируется «закрытая» часть для «проходных мест».

Ещё один интересный факт заключается в том, что законом не регламентируется ограничение выдвижения в совет и на пост мэра, т.е. одно другого не исключает.

Плюс и минус в одном наборе.

Важнейшая победа для демократизации местных выборов – это получение переселенцами права принимать в них участие. Борьба за право голосовать имеет такой же возраст, как и сам статус ВПЛ. И, наконец, прорыв произошел. В закон внесены изменения, которые обеспечили права внутренне-перемещенных лиц. Это значит, что после изменения избирательного адреса переселенцы смогут принять участие в местных выборах.

Однако, неспроста довольно долгое время правительство сильно сопротивлялось норме о голосовании трудовых мигрантов на местных выборах. Противники этой идеи предостерегают власть о порождении избирательного туризма и подкупе голосов трудовых мигрантов.

Слабая система расследования и привлечения к ответственности лиц за нарушение избирательного законодательства от выборов к выборам порождает немалый процент сфальсифицированных результатов.

Количество избирателей в ряде населенных пунктов может стать значительным для того, чтобы повлиять на дела громады и будет сложно доказать, проживают они там или нет 

Выводы. 

1. Вступившая в силу 1 января 2020 року версия кодекса – это две избирательных системы для выборов депутатов местных советов: для уровня областных советов и городов с населением от 90 тысяч человек – партийно-пропорциональную систему с многомандатными округами и 5%-м барьером; для районных, городских (до 90 тысяч населения), поселковых и сельских советов – многомандатную мажоритарную систему (2-4 мандата на округ) с возможностью самовыдвижения.

2. Кроме залога, в Кодексе содержится несколько других норм-демотиваторов: например, возможность использовать в качестве универсального субъекта выдвижения областную организацию партии.

3. «Открытые списки» – сознательно реализован не полностью, и у партий остается достаточное количество встроенных лазеек, чтобы не отдавать вопрос очередности в списках на откуп голосованию избирателей. Для «пограничных партий», проходящих в советы с небольшими результатами, де-факто будет работать система «закрытых списков» с минимальным влиянием избирателей на персональное распределение мандатов.

4. В целом, вступивший в силу Избирательный кодекс лучше регулирует местные выборы, нежели предыдущая редакция. Если подытожить, то среди прочего он поддерживает право самовыдвижения по международным стандартам и устраняет проблему непредставления отдельных местных общин в районных и областных советах.

5. Ощутимо прибавится работы у менторов по обучению территориальных и участковых комиссий. По сути, тренеры по выборам в состоянии повлиять на будущие процессы в предвыборной гонке и заложить международные стандарты волеизъявления. 

***

Ну, что ж, снова у нас лотерея, с несколькими неизвестными. Однако сейчас нужно вооружиться и быть начеку. Во-первых, мы доверяем будущее своих близких и свое. 

А вот безликие кандидаты, списочные отвлекашки – это псевдодемократическое общество, которое нам не хочется строить.

Сейчас очень важна грамотность в избирательном процессе. Не каждый может отследить тенденции самостоятельно. Поэтому краеугольным камнем становится обучение и экспертные оценки тренеров по выборам. Важно понимать, что такого избирательного кодекса мы ещё не видели, включая систему подсчета голосов сложным способом, 2х уровневый бюллетень. Члены участковых комиссий будут беспрерывно работать двое суток, а может и более. И, кстати, не все избиратели захотят воспользоваться опцией второй галочки голосования за конкретного кандидата. Что дополнительно будет запутывать членов участковых комиссий при подсчете.

Каждый кандидат должен для себя правильно спланировать и реализовать каждый аспект избирательного процесса. Убрать фальсификации совсем не удастся, но за правду нужно правильно бороться. Нет универсальных рецептов победы – в каждом случае он свой – индивидуально подготовленный. 

Разъяснения профессионального эксперта, который видит весь пласт процессов, на которые они направлены, позволит провети победную кампанию.

Команда serm.biz.ua и elections.biz.ua

Олег Поливанов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *