Ответ жителей Донецка на программу Юлии Мендель: С Банковой Донецк не виден

В первом выпуске пресс-секретарь президента говорила о фейках.

Наш коллега, находясь в Донецке, по просьбе главного редактора посмотрел пилотный выпуск программы пресс-секретаря президента Украины «Взгляд с Банковой» на телеканале «Дом». Юлия Мендель говорила, что передача рассчитана на жителей Донбасса, именно поэтому интересен взгляд изнутри.

Публикуем мнение нашего донецкого коллеги и напоминаем, что данный материал является авторской колонкой.

Что поставило в тупик?

Помолчав и помянув все наши несбывшиеся надежды на хоть какой-то проблеск понимания с Банковой, мы решили сказать вот что.

Первое. Обустройство инфраструктуры КПВВ – это хорошо. Еще лучше бы было вообще без КПВВ, но уж как есть.

Но, черт побери, из Донецка НЕВОЗМОЖНО выехать через КПВВ, даже если там построят дворец с колоннами и бассейном. Возможно, вы не в курсе, что на линии разграничения есть не только украинские КПВВ?

Через блокпосты ОРДЛО дважды в неделю могут выехать люди только с пропиской на подконтрольной части Украины или те, кто подписывают бумажку о невозвращении в ОРДЛО до конца карантина. Который длится вот уже год и неизвестно, когда закончится. Потому что вот так решили «власти» ОРДЛО.

Зачем банкомат и загс в чистом поле? Через полчаса покинувшие Донецк будут в Волновахе, еще через час – в Мариуполе. И там им будет гораздо комфортнее снимать деньги и оформлять документы. Или они поедут дальше. И распишутся в районном загсе под Мендельсона, а не по пропуску СБУ в кибитке под свист ветра в донбасской степи.

Конечно, мы понимаем: в теории донецкие и луганские должны были тут же, у линии разграничения, решить свои вопросы и валить обратно, без заезда в города, дабы не вносить в умы горожан сепаратистскую смуту. Как будто там своей дряни мало… Но в ОРДЛО подумали и вообще закрыли выезд. А что теперь делать с ЦНАПами, которые в любой момент могут оказаться под огнем противника, нам лично непонятно. Ах да, в Счастье, которое под Луганском, все это работает. Но попасть в Счастье, например, из Донецка невозможно и в прямом, и в переносном смысле. Так что, увы, мимо.

Второе. Ведущая много рассказывала о дезинформации, в которой тонет мир. О недостоверных новостях, обмане, фейках. Мы пока не решили, к какой из этих дефиниций отнести утверждение, что якобы телеканал «Дом» массово смотрят на оккупированных территориях (где увидеть его можно разве что в интернете), но ладно, это вообще не наша задача.

Третье. Не при этих темпах вакцинации в Украине рассказывать о вакцине жителям ОРДЛО, ой, не при этих… А ведь из десяти минут треть времени ушла на рассказ о прелестях Covishield-а. Да не увидим мы эту вакцину и не получим ее, даже если выедем каким-то чудом с неподконтрольных территорий. Мы не далай-ламы, не народные депутаты и не лидеры мнений, мы – те, для кого принимаются законы о коллаборационизме и кого предлагается урезать в правах за то, что семь лет назад нас наше же государство и слило в руки сами знаете кого…

Что спрашивали зрители?

На закономерный вопрос Олега из Луганска «Как мне попасть в Центр предоставления услуг в Счастье, если я еду, а меня там не пропускают?» пресс-секретарь выразила сожаление. «Мы слышали, что трудности с прохождением КПВВ – с другой стороны, где вы сейчас находитесь», — резюмировала Юлия Мендель, оставив Олега из Луганска и нас, зрителей, в глубочайшем недоумении. И? Вы слышали – дальше что?

Следующий вопрос – от «Ирины со Снежного». Тут мы вздрогнули. Кто хоть раз сталкивался с донецкой топонимикой, тот знает, как вольно обращались с ударениями в названии здешних населенных пунктов. У нас не ПескИ, а ПЕски, не СнЕжное, а СнежнОе… Ира была «со СнЕжного», и сразу стало ясно: ни телеканал «Дом», ни пресс-секретарь президента Украины в словарь топонимов не заглядывали, правильные ударения карандашиком в своих текстах не отмечали, атлас не открывали. А ведь именно по этим кривым «ПескАм» и «СнЕжному» в 2014-м году мы определяли, кто местный, а кто нет.

Вопрос от «Ирины со СнЕжного» был прекрасен, как и ответ. «Насколько реально получить пенсию за свою маму? Она у меня болеет и ей очень тяжело ехать в этот ЦНАП?» — интересуется человек, видимо, проснувшийся от многолетней спячки или не имеющий ни малейшего понятия о том, «как там дома».

— Если вы хотите получать пенсию за своего родственника, вам необходимо оформить доверенность у нотариуса на подконтрольной территории хотя бы раз в год. Тогда удастся избежать мошенничества, — ответила пресс-секретарь президента…

Хотелось бы попросить ведущую передать «Ире со СнЕжного» и редакторам проекта «Взгляд с Банковой» следующее.

В отличие от других граждан Украины люди с неподконтрольных правительству территорий, зарегистрированные в качестве внутренне перемещенных лиц, не могут оформлять доверенности на получение пенсии другим лицам.

Если вы хотите проверить, не является ли данное утверждение фейком, то зайдите в любое отделение Пенсионного фонда и спросите, можете ли вы получить по доверенности пенсию внутренне перемещенного лица.

Пенсии ВПЛ, как вы, наверное, забыли, в Украине привязаны к одноименной справке. Если человек не ВПЛ – свою украинскую пенсию он не увидит. Так что больной маме «Ирины со СнЕжного» придется как-то ехать через линию разграничения. Потому что «только личное присутствие, девушка, вы что, с Луны свалились?»

Вот, собственно, и все, просмотр окончен. Сказать нам больше нечего и рассчитывать, кажется, тоже не на что. С Банковой Донецк не виден.  Впрочем, дождемся полной версии программы, которая выйдет в эфир в воскресенье, 21 марта

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *