Счет шел на секунды. Анестезиолог рассказал, как спасали тяжелых ковид-больных в Константиновке

Александру Коваленко – 26 лет. Он врач-анестезиолог многопрофильной больницы интенсивного лечения в Константиновке Донецкой области. Опыт работы в ковидном отделении, особенно в пик заболеваемости, врач считает уникальным: такого не смог бы приобрести ни в каких других обстоятельствах. Но добавляет: попасть в новую волну и повторить не хотелось бы.

Этот медиасериал открывает спецпроект «Врачи на линии». Свои.Сity рассказывают о работе медиков в ковид-отделениях в больницах на линии разграничения. Подписывайтесь на наш канал в YouTube, чтобы первым увидеть новые серии.https://www.youtube.com/embed/HSV7_3XMIhA

Медик в первом поколении

Александр родился и вырос в Константиновке. В своей семье он первый врач.

«Стать медиком я решил еще в школе. Мне нравились предметы, связанные с физиологией, анатомией, биологией. Поэтому сразу пошел в медицинский университет без всяких сомнений.Поступил в Донецкий национальный медуниверситет, но заканчивал учебу уже в Краматорске, куда в 2014 году перевели филиал

Я тогда учился на 3-м курсе. Когда был студентом, подрабатывал в «скорой», там работа очень близка к работе врача-анестезиолога. Мне это нравилось, и поэтому я выбрал именно эту специализацию. То есть это у меня осознанно, по другой специальности работать не хочу».

В отличии от многих однокурсников, Александр после учебы не стал искать более «хлебного» места, а вернулся в родной город. Здесь он чувствует себя на своем месте. Правда, в реальности работа врача оказалась совсем не такой, как он себе представлял.

В первую очередь это коснулось круга обязанностей, ведь его приняли врачом-анестезиологом в ковидное отделение и, кроме того, чтобы проводить наркоз и вести тяжелых больных в условиях реанимации, ему пришлось участвовать в обходах, осмотрах, работать с аппаратами искусственной вентиляции легких для самых тяжелых больных.

График борьбы

«Мы работаем, в основном, по суткам. Рабочий день начинается в 8:00, с пересменки. Мы принимаем пациентов, узнаем о ситуации, об обстановке: кто поступил, у кого какое состояние, динамика больных. Потом переодеваемся и идем работать в «грязную» зону: обход, осмотр больных, прием «скорых. Из защитных средств используем одноразовые халаты или комбинезоны и, соответственно, перчатки, бахилы, маски, респираторы, защитные щитки на лицо. Сначала на одевание уходило до 10 минут, сейчас не больше минуты. Когда сутки заканчиваются, все в обратном порядке – сдаем смену и идем домой восстанавливаться».

По его словам, такой же график был и в пик наплыва больных COVID-19, но тогда работы в отделении было намного больше, и каждая смена была очень напряженной.

«Самыми сложными и насыщенными были октябрь и ноябрь, когда было много поступлений. В день до 10 скорых приезжало, везли со всей области: из Мирнограда, Димитрова, Торецка и других близлежащих городов, где в больницах не было свободных коек. В пик эпидемии отделение было заполнено почти на 100 %, в каждой палате лежало по 3-4 человека. На одного доктора приходилось до 70 больных. Причем больные были крайне тяжелые, нестабильные, требовали постоянного наблюдения и ухода. Большинство – люди старшего возраста, за 70 лет и дальше».Это была работа 24/7, было очень тяжело, не хватало сил, но все-таки справлялись

Спасти абсолютно всех, к сожалению, не удавалось и случаи летальных исходов в отделении, конечно, были. Свое отношение к этому Александр формулирует так:

«Я думаю, у врачей как бы «иммунитет» вырабатывается, который не дает поддаваться эмоциям. Понимаешь, что это бывает неизбежно, но есть еще много других людей, которым надо помочь. К счастью, гораздо чаще приходилось видеть, как люди, поступившие в отделение умирающими, уходили отсюда на своих ногах. Это очень приятно и очень мотивирует».

В «грязной» зоне

В наиболее насыщенные период медработникам приходилось почти сутками не снимать защитных средств. В том, что комбинезоны бывают из материала разной плотности, Александр убедился на собственном опыте. Если привезли более плотные, то уже после часа работы становится некомфортно. Особенно если это связано с физической нагрузкой, например, при транспортировке больного.

Иногда смены были настолько напряженными, что едва находилось несколько минут на то, чтобы выйти из «грязной» зоны, умыться и перевести дух. Иногда, в экстренных случаях, защитными средствами приходилось даже пренебрегать, поскольку счет шел буквально на секунды. Усугубляло ситуацию то, что на первых порах были сложности с оборудованием.

«Поначалу, когда все это началось, кислорода не хватало, и многие, кто в этом нуждался, не получали полноценной кислородной поддержки. Баллоны с кислородом у нас были, мы пробовали их использовать, и получалось, на удивление, очень успешно. Ближе к Новому году ситуация стабилизировалась, появилось много нового оборудования, много всего закупили: кислородных концентраторов, аппаратов искусственной вентиляции легких, «расходников» к этим аппаратам. Сейчас мы обеспечены, наверное, процентов на 100, и можем спокойно принимать тяжелых больных. Хотя сейчас, конечно и динамика поступлений снизилась. Если раньше было по 5-6, а то и 10 поступлений в день, то сейчас (в феврале — Свои) бывает, что никто не поступает целые сутки».

Профессиональный риск

В ноябре врач сам заразился вирусом, но болезнь у него протекала в легкой форме, без осложнений.

«Как таковых симптомов и не было. 2-3 дня тяжелое состояние было, но сам дома отлежался, отлечился, дождался на самоизоляции, когда придет отрицательный тест, — и дальше в работу. Много сотрудников отделения тоже переболели. Серьезных осложнений ни у кого не было – все перенесли в легкой или средней форме. Мы понимаем, что работа в ковидном отделении связана с повышенным риском, но это наша профессиональная обязанность».За этот риск мы получаем 300-процентную надбавку, деньги поступают в конце каждого месяца. Но, если брать в целом, то усилия, конечно, не всегда соответствуют оплате

Два раза в неделю работники ковид-отделения проверяют наличие антител методом ИФА. Что касается вакцины, то решение правительства о приоритетности вакцинации медиков Александр считает правильным. Ведь, если медики переболеют, то лечить будет просто некому. Причем начинать этот процесс, по его мнению, нужно с медработников, которые, в силу своего возраста, и так попадают в группу риска, а осложнения переносят намного тяжелей. Врач признается, что после того, как начал работать в ковид-отделении, стал более осторожно вести себя и вне работы.

«Нельзя сказать, что я совсем дистанцироваться от своего окружения, просто стараюсь соблюдать определенные меры безопасности: меньше ходить по гостям, при встрече с близкими не обниматься, в общественных постоянно пользуюсь маской или респиратором, придерживаюсь дистанции».

Быть в форме

Для поддержания себя в хорошей форме герой ходит в спортзал, где занимается тяжелой атлетикой. Ему это нужно не только для себя, но и важно для работы.

«Бывают ситуации, когда персонала рядом нет, и ты остаешься один на один с больным. Его нужно перевернуть, подвинуть, а пациенты бывают не очень легкие. Плюс еще оборудование нужно передвигать, так что без физической подготовки справиться совсем тяжело».

Необходимым он считаети и постоянно следить за обновлениями, которые происходят в сфере его профессиональной деятельности.

«Стараюсь следить за новшествами, чтобы быть в курсе новых технологий и методов решения. Обязательно просматриваю сайт министерства здравоохранения, где чуть ли не каждую неделю появляются новые рекомендации или изменения в протоколе лечения ковидных больных.В основном это заключается в смене рекомендуемых препаратов, ведь исследования ведутся постоянно и подбираются более «точные» препараты, для конкретных больных с конкретным течением заболевания

Под каждого больного нужно подстраиваться, потому что хоть все и поступают сюда с ковидом, но у них еще много сопутствующих патологий бывает. И надо лечить не только ковид, то есть обеспечивать пациенту поддержку и симптоматическую терапию, а и уделять внимание болезням, которыми эти люди страдали до пандемии», — говорит врач.

Новая волна

Специфики, связанной с тем, что больница работает в прифронтовой зоне, Александр Коваленко, по его словам, не ощущает. Разве, что кроме гражданских больных, в отделение поступают и военнослужащие. В остальном, он считает, что ситуация в отделение, где он работает мало чем отличается от аналогичных отделений по всей Украине.

«Конечно, хотелось бы иметь большее разнообразие препаратов, и техника более современная не помешала бы. Но определенный министерством перечень лекарств у нас есть, в том числе и для лечения ковидных больных. И необходимым количеством кислородных концентраторов и аппаратов искусственной вентиляции легких мы обеспечены. Так, что если вдруг эпидемиологическая обстановка в нашем регионе резко ухудшится и отделение снова заполнится больными, мы к этому готовы».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *